Артефакты в музеях и имитация исторического контекста

Наши жизни тесно связаны с объектами. Музеи являются свидетельством глубокой заинтересованности окружающими нас вещами, будь то естественными или продуктами человеческой деятельности. Почему человечество хранит этот исторический материал, что мы узнаем из него, и что заставляет человечество увлечься объектами прошлого?

Слово «артефакт» заставляет воображение рисовать образ чего-то архаичного – старого пыльного объекта, который хранится просто для истории и больше не имеет особого значения. Однако если смотреть на артефакты под правильным углом, они становятся не просто выставочными экспонатами, но и мощными инструментами, способными оживить историю.

Сила повествования не имеет ничего общего с ценностью, возрастом или красотой объекта. Вместо этого речь идет о создании эмоциональной связи при отображении объекта, который пересек время и пространство, чтобы находиться здесь и сейчас. Не экскурс в историю и красноречивые слова, а простой взгляд на артефакт максимально приближает посетителя музея к прошлому.

В нашем желании собирать, сортировать и экспонировать вещи есть что-то врожденно человеческое – не просто для продажи или практического их использования, но создания истории.  Объекты дают нам некий доступ к прошлому, позволяют коснуться чего-то, что когда-то было в использовании или существовало как живой организм, таким образом, позволяя нам ощутить жизнь физически. Мы можем узнать о ценностях общества прошлых столетий и тысячелетий, о повседневной жизни людей, о том, что существовало еще задолго до возникновения самого понятия «история». Объекты дают нам представление об идеях и событиях в жизни доисторических людей и животных – старые изношенные книги рассказывают о том, как их читали, а на некоторых есть даже следы ржавчины от ножей, используемых для резки страниц в эпоху, когда текст печатался на больших листах бумаги и затем сворачивался. Таким образом, музейные экспонаты, а также найденные в результате археологических раскопок артефакты могут обеспечить ощутимую связь между нами и людьми прошлых веков и тысячелетий. Кроме экскурса в искусство, ремесло и технологию, торговлю и строительство древних поселений мы можем видеть индивидуальный жизненный опыт, а визуальность всегда выразительнее слов. Есть некая непосредственность в соприкосновении с древним материальным предметом, независимо от того, отделен он прочным листом стекла или находится на расстоянии вытянутой руки. В этом и кроется магия посещения музеев, хранящих в своей экспозиции предметы древности и артефакты – мы можем просто посмотреть на них, но в результате встретиться с чем-то особенным. Мы можем забежать в музей, чтобы переждать грозу, но познакомиться с артефактом, которым изменит наше мышление и взгляды на историю. Поэтому неудивительно, почему мы посещаем музеи – это место, где происходит что-то неожиданное.

Музейные объекты обладают мощной связью с историей, и зачастую экспонируемые в музеях артефакты и предметы древности не являются подлинными, но создаются для имитации исторического контекста и создания особой истории. Это неудивительно, ведь суть археологии не заключается в определенных вещах – когда в процессе раскопок обнаруживают здание, специалисты получают просто тонны информации из любых мелких вещей, найденных в руинах. Когда находят кость динозавра или другого доисторического и древнего млекопитающего, слой за слоем воссоздается скелет в натуральную величину, используются знания анатомии, истории, художественные методы и исторический и социальный контекст. Это нужно для того, чтобы способ организации находок в археологических музеях и музеях естественной истории не был бессмысленным, чтобы определенные объекты, которые являются остатком чего-то более величественного, существовавшего много веков назад, не были лишены контекста. С этой целью музеи и скульпторы, специализирующиеся на реставрации, репродукции и полном воссоздании артефактов, тщательно разрабатывают структуру экспозиции, складывают все части археологической головоломки и впоследствии создают новые реликвии со своей собственной историей.